On the issue of medication compliance: the need for a holistic approach in the treatment of severe mental disorders

Abstract

Ограниченная практика применения депо-антипсихотиков и психообразования, рекомендуемых для преодоления нонкомплайенса пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами, сочетается с сохраняющейся высокой частотой нарушений режима лечения. Это определяет разработку персонализованных подходов психиатрической помощи в качестве актуальной задачи здравоохранения.

Цель исследования - дифференцированное описание роли клинических и социально-психологических факторов, соучаствующих в формировании разной включённости пациентов психиатрического стационара в терапию.

Материал и методы: вторичный анализ данных 91 пациента психиатрического стационара с верификацией оригинальной кластерной модели включённости в лечебный процесс на основании данных Treatment Motivation Assessment Questionnaire, Medication Compliance Scale, а также Scale of Internalized Stigma of Mental Illness и Perceived Discrimination and Devaluation Scale. Использованы факторный, кластерный и дисперсионный анализы с p-level=0.05 и расчётом размера эффектов (ES) по Cohen’s d и Cramer’s V.

Результаты. Характер сотрудничества в терапии у разных категорий пациентов опосредован дифференцированно: выраженностью негативной симптоматики (ES=0.29), глобальным уровнем функционирования и трудовой дезадаптацией (ES=0.23-0.26), различными мотивационно-поведенческими стилями (ES≥0,74) и интенсивностью психиатрической стигматизации (ES≥0.88).

Заключение. Учёт комплекса клинических и социально-психологических факторов эмпирически обуславливает стратегии персонализированного применения пролонгированных форм антипсихотиков и социо-психотерапевтических интервенций при разработке индивидуального плана лечения пациентов психиатрического стационара.

Full Text

Введение

Традиционный подход к достижению высокой приверженности лечению у пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами заключается в возможно более широком применении депо-форм антипсихотиков. Однако, несмотря на консенсусный характер описанной стратегии [1], практика использования пролонгированных антипсихотиков в различных лечебно-профилактических учреждениях остаётся неравномерной и даже с учётом большей стоимости – необоснованно ограниченной [2].

Среди барьерных факторов для широкого применения депо-препаратов в лечебной работе называются организационные (ограниченное количество препаратов, оплачиваемых из фондов страхования при высокой стоимости пролонгов), связанные с врачом (сложности контроля дозы, субъективное восприятие назначения как принуждения пациента, сложившаяся клиническая практика), а также связанные с пациентом, где учитываются страх перед болезненностью инъекций, недостаточная осведомлённость и восприятие депо-терапии в качестве меры принуждения [3]. Одновременно анализ частоты использования пролонгированных антипсихотиков свидетельствует об их преимущественном применении в ситуациях клинической неопределённости: среди 37.8% пациентов с полипрагмазией [4], у пациентов с повышенной агрессивностью [5] и среди реже обращающихся за стационарной помощью [6]. При этом остаётся неопределённым вопрос, являются ли такие категории пациентов наиболее выигрывающими от назначения депо-терапии. Напротив, некоторые клинические рекомендации указывают на обоснованность использования депо-препаратов не только для лечения «трудных» пациентов, но и в качестве выбора рутинной противорецидивной терапии [7].

Примечательно, что сами психиатры, зачастую, предвзято относятся к пролонгированным антипсихотикам, и в гипотетической ситуации собственного лечения предпочитают приём пероральных препаратов [8]. Считается, что подобная предвзятость – связанная с изменением паттернов поведения – является одним из ключевых маркеров процесса стигматизации [9]. Стереотипизация отношения к пациентам и стратегиям выбора медикаментозной терапии может определять когнитивные искажения. Тогда с целью повышения приверженности лечению назначение депо-терапии происходит алгоритмизировано и без учёта рекомендаций о необходимости сочетать пролонгированные антипсихотики с программами психообразования для достижения желаемого уровня комплайенса [10].

Существуют убедительные данные, что разные категории пациентов демонстрируют существенно различающиеся частоты приверженности лечению даже депонированными антипсихотиками в зависимости от их мотивации к лечению и отношения к болезни [11]. При этом, помимо собственной мотивации к лечению, воспринимаемое внешнее давление со стороны окружения пациента является независимым фактором повышения вовлечённости в терапевтический процесс, действующим наряду с факторами дистресса и инсайта на заболевание [12].

Из приведённого обзора литературы следует, что задача формирования высокой приверженности к проводимой антипсихотической терапии при тяжёлых психических расстройствах трудноразрешима в случае механистического назначения депонированных препаратов наиболее «трудным» пациентам. Напротив, выгоды от терапии пролонгированными антипсихотиками могут быть доступны большему числу пациентов за счёт разработки персонализированных реабилитационных программ, включающих наряду с индивидуальным подбором медикаметнозной терапии учёт социально-психологических условий развития психического расстройства и определение собственных мотивов пациента в отношении терапии.

Цель исследования - дифференцированное описание роли клинических и социально-психологических факторов, соучаствующих в формировании разной включённости пациентов психиатрического стационара в лечебный процесс. Гипотеза исследования состояла в предположении, что включённость больных психическими расстройствами в терапию доступна инструментальному анализу и может быть повышена через реабилитационные стратегии, адресованные специфичным для разных типов пациентов морбидным (биологическим), мотивационным (психологическим), социально-поведенческим факторам. Реализация цели осуществлялась через последовательное решение задач:

1) верификацию по объективно наблюдаемому поведению пациентов в процессе лечения и их терапевтическому альянсу оригинальной кластерной модели включённости в лечебный процесс, основанной на инструментальной оценке терапевтической мотивации и структуры комплайенса;

2) описание адресных стратегий повышения приверженности лечению в зависимости от основных клинических, психологических и поведенческих параметров: выраженности симптоматики, особенностей течения расстройства и отношения к болезни, терапевтического альянса – у каждого из выделенных типов пациентов.

Материалы и методы

Материалом исследования послужила выборка из 91 пациента НМИЦ ПН им. В.М. Бехтерева, клинические и экспериментально-психологические данные из которой были подвергнуты вторичному анализу в феврале 2020 года, после выявления типологии больных по их мотивации к лечению и профилю медикаментозного комплайенса. Детальная характеристика обследованных респондентов представлена в таблице 1. Протокол исследования был реализован в соответствии с принципами Хельсинкской декларации, GCP и одобрен на заседании Независимого этического комитета при НМИЦ ПН им. В.М. Бехтерева №ЭК-И-105/18 (25.09.2018).

Для объективации структуры мотивации к лечению пациентов, включённых в исследование, а также операционализированного описания их медикаментозного комплайенса использовался оригинальный психометрический инструментарий. Применён Опросник оценки мотивации к лечению (Treatment Motivation Assessment Questionnaire (TMAQ)), основанный на разработанной в отделении интегративной фармако-психотерапии Шкале мотивации к лечению (Sorokin M.Yu., Lutova N.B, Wied V.D., 2017). В нём терапевтическая мотивация описывается количественно – через суммарный показатель её интенсивности, а также качественно – при сравнении параметров отдельных разделов со стандартизированными по 6-ти уровням или 4-м факторам опросника. Он продемонстрировал хорошую внутреннюю согласованность (Cronbach’s alpha 0.842), и его внешняя, а также содержательная валидность были установлены раньше [13, 14].

Для оценки многофакторной структуры комплайенса пациентов использована Шкала медикаментозного комплайенса Medication Compliance Scale (MCS) (Lutova N.B., Neznanov N.G., Wied V.D., 2009), которая заполняется врачом на основании полной клинической и анамнестической информации о пациенте. Отдельные пункты MCS включают изучение клинического состояния пациента по Краткой психиатрической оценочной шкале (BPRS) (Overall J.E., Gorham D.R., 1962), Шкале оценки негативных симптомов (SANS) (Andreasen N.S., 1982), Глобальной оценке функционирования (GAF) (Salvi G. et al., 2005). В дополнение к оригинальным психометрическим инструментам была использована Шкала интернализованной стигмы психического расстройства Scale of Internalized Stigma of Mental Illness (ISMI) (Ritsher J.B. et al., 2003) и Шкала воспринимаемого обесценивания и дискриминации Perceived Discrimination and Devaluation Scale (PDD) (Link B.G. et al., 1991).

Полученные данные были статистически проанализированы с помощью пакета программ SPSS 16.0. Для факторизации данных использовали метод главных компонент с вращением Varimax. Применяли кластерный анализ методом k-средних. Дисперсионный анализ проводили с помощью ANOVA и t-критерия Стьюдента для параметрических данных; Kruskal-Wallis H-criterion and Mann-Whitney U-criterion – для непараметрических; Pearson Chi-square – для номинальных параметров. Оценку распределения данных проводили с использованием Kolmogorov-Smirnov z-criterion. Для описательной статистики выявляемых достоверных различий применяли расчёт размера эффектов по критериям Cohen’s d и Cramer’s V.

Процедуры исследования. Включение в исследование проводилось после получения добровольного информированного согласия на участие, в соответствии с критериями включения: 1) нахождение на стационарном лечении в отделении интегративной фармако-психотерапии больных психическими расстройствами, 2) готовность и способность пройти психометрическое обследование в соответствии с протоколом, 3) свободное владение русским языком. Критерий невключения: острота актуальной психопродуктивной симптоматики или когнитивных нарушений, определяющая неспособность пациента корректно отвечать на вопросы оригинальных психометрических инструментов. Критерий исключения – отзыв согласия на участие на любом из этапов исследования.

Наиболее типичные варианты включённости пациентов психиатрического стационара в лечебный процесс были установлены в ходе кластерного анализа психометрических данных респондентов: стандартизированных показателей субшкал шкалы комплайенса и 4-х факторов опросника оценки мотивации [15]. Выделенные группы пациентов обладали наиболее схожими структурами мотивации к лечению и медикаментозного комплайенса внутри кластера, но максимально различались при сравне

Результаты

Кластеры пациентов, различающихся по степени включённости в терапию, были численно сопоставимы (таб.1) и не различались по основным социо-демографическим и клиническим характеристикам (полу, возрасту, образованию, семейному статусу и наличию детей, нозологии, длительности заболевания, частоте госпитализаций, выраженности продуктивной симптоматики), а также по частоте приёма антипсихотиков 1 или 2 генераций, антидепрессантов и тимостабилизаторов.

Принципиальным было различие поведения отнесённых к разным кластерам больных при проведении медикаментозного лечения и их терапевтического альянса (таб.2)

Доля пациентов кластера 1 была подавляющей среди респондентов с низким терапевтическим альянсом (MCS 4.1). Зачастую, они не были способны к самостоятельному поддержанию медикаментозного комплайенса. Нарушения приверженности лечению для таких «уклоняющихся» от терапии пациентов были стабильными на протяжении доступного для оценки медикаментозного анамнеза (MCS 1.5). Более частыми здесь оказались приём не рекомендованных препаратов и/или нерегулярный приём. Поиск факторов, соучаствующих в формировании низкой приверженности лечению кластера 1 выявил наиболее выраженные морбидные изменения этой группы пациентов. Они страдали от негативной симптоматики, и, по сравнению с пациентами кластера 3, были социально более дезадаптированы (таб. 1).

R кластеру 2 относились: половина подгруппы респондентов с высоким терапевтическим альянсом, а также 19% пациентов, нуждавшихся во внешнем контроле медикации и 30% самостоятельно принимавших препараты на момент текущей госпитализации. Тем не мнее, здесь были наиболее редки анамнестические нарушения медикаментозного комплайенса (таб. 2). Интересно, что такие «реципиенты терапии» в большей степени, чем в кластере 3, были склонны дискриминировать других психически больных (рис. 2).

В кластере 3, при максимальных показателях интенсивности терапевтической мотивации наиболее распространённым был средний уровень терапевтического альянса и отношения к медикации. Неожиданным было, что в данную группу входила половина пациентов, самовольно прекращавших медикаментозную терапию в прошлом. Важно отдельно отметить, что респонденты здесь были склонны активно сопротивляться психиатрический стигматизации (рис.2).

Обсуждение

Проведённое исследование подтвердило гипотезу о комплексном характере феномена долговременной приверженности медикаментозной терапии у пациентов психиатрического стационара. Наличие лишь высокой интенсивности мотивации к лечению вне связи с оценкой её структуры не позволяет прогнозировать благоприятное отношение к медикации и высокий терапевтический альянс у пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами. Полученные данные демонстрируют, что кроме описанного ранее в литературе фактора инсайта на заболевание [11], в формировании приверженности терапии у госпитальных пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами существенную роль играют процессы психиатрической стигматизации.

Долговременная приверженность антипсихотической терапии критически важна для клинической стабилизации продуктивной симптоматики и предотвращения дезадаптации у больных шизофренией [16]. На основании данных проанализированной выборки выявлено, что именно среди пациентов с нарушенным функционированием, низким социально-трудовым статусом и максимально выраженной негативной симптоматикой низкий медикаментозный комплайенс связан с нарушением мотивации к лечению. Таким образом, наиболее нуждающиеся в стабильном медикаментозном лечении пациенты не имели достаточных личностно-психологических ресурсов для поддержания терапевтического альянса и приверженности лечению. Распространённость нерегулярного приёма препаратов в анамнезе у таких «трудных» пациентов определяет целесообразность у 32% обследованных больных практики терапии пролонгированными антипсихотиками в сочетании с активным формированием и поддержанием терапевтического альянса, а также вовлечением их близкого окружения в психообразование и обучение курации медикации больного.

Лишь у четвёртой части выборки в ходе проведённого исследования была выявлена длительная приверженность терапии. Она поддерживалась умеренной по интенсивности мотивацией к лечению, что стало иллюстрацией применимости «закона оптимума» в отношении терапевтической мотивации у пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами [17]. Однако, барьером для использования пролонгированных форм антипсихотиков здесь является не только комплайентность пациентов. Поскольку они были готовы дискриминировать других психически больных и демонстрировали относительное снижение мотивации к лечению, правомерно суждение об ограниченной самоидентификации «реципиентов терапии» как больных, нуждающихся в психиатрической помощи. Таким образом, более важным, чем обеспечение постоянного получения антипсихотика в виде депо, для данной категории пациентов является предотвращение формирования семантической связи между депо в качестве терапевтической опции и риском ограничения их свободы в выборе стратегии помощи.

Значительную (43%) часть выборки – высоко функционирующих пациентов без признаков выраженной абулии – отличала активность в противостоянии дискриминации. Это согласуется с данным литературы о многомерной связи мотивационных процессов, внутренней стигмы и исхода заболевания [18]. Активные и целенаправленные действия пациентов в русле терапевтической программы являются не только отражением их общего высокого уровня функционирования, но и косвенным эффектом преодоления самостигматизации на фоне вовлечённости в реабилитационную систему. Вероятно, среди «активных участников» терапии мотив сопротивления стигматизации имел расширительную субъективную трактовку в ключе дистанцирования от врача (терапевтический альянс среднего уровня) и, таким образом, был ассоциирован с медикаментозным анамнезом, отягощённым самовольными прекращениями терапии. Эти данные определяют потенциальные возможности для более широкого использования пролонгированных антипсихотиков также у пациентов, демонстрирующих активную позицию в ходе лечения, при условии их сочетания с реабилитационными интервенициями, направленными на коррекцию дисфункциональных убеждений о болезни и медикации.

Потенциальным ограничением исследования является нозологическая неоднородность выборки обследованных пациентов. Однако, значительная часть социальных и психологических факторов, определяющих вовлечённость в терапевтический процесс, является единой для групп пациентов с различными психическими расстройствами. Поэтому смешанные по диагнозам выборки широко представлены в исследованиях, адресованных психологии лечебного процесса [19-20]. Обследованная выборка пациентов отражает нозологический профиль естественной обращаемости больных психическими расстройствами за стационарной помощью. Кроме того, статистически значимых нозологических различий между выделенными кластерами пациентов с разными вариантами включённости в терапию выявлено не было. Таким образом решение поставленной задачи исследования не зависело от систематической ошибки отбора пациентов.

Заключение

Верификация оригинальной кластерной модели продемонстрировала применимость инструментальных оценок мотивации к лечению и медикаментозного комплайенса для определения характерных типов включённости больных психическими расстройствами в лечебный процесс. Анализ различий между выделенными кластерами «активных участников», «пассивных реципиентов» и пациентов, «избегающих терапию» объективирует многофакторную природу поведения больных в ходе лечебного процесса. Характер сотрудничества в терапии у пациентов с тяжёлыми психическими расстройствами опосредован выраженностью негативной симптоматики и социальной дезадаптации, различными мотивационно-поведенческими стилями и интенсивностью психиатрической стигматизации. Учёт этих факторов эмпирически обуславливает стратегии персонализированного применения пролонгированных форм антипсихотиков при разработке индивидуального плана лечения пациентов психиатрического стационара.

×

About the authors

Mikhail Yu. Sorokin

V.M.Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

Author for correspondence.
Email: m.sorokin@list.ru
ORCID iD: 0000-0003-2502-6365
SPIN-code: 7807-4497
Scopus Author ID: 57191369987
ResearcherId: AAN-5757-2020

M.D., Ph.D., academic secretary, research assistant of The Integrative Pharmaco-psychotherapy of Patients with Mental Disorders Department, V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

Russian Federation, 3, Bekhterev str., Saint-Petersburg, 192019.

Nikolay G. Neznanov

V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology; I.P. Pavlov First Saint-Petersburg State Medical University

Email: spbinstb@bekhterev.ru
ORCID iD: 0000-0001-5618-4206
SPIN-code: 9772-0024
Scopus Author ID: 35593613200
ResearcherId: U-1562-2017

M.D., Ph.D., Dr.Med.Sc., professor, director, head of The Geriatric Psychiatry Department, V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology; head of The Psychiatry and Addictions Department

Russian Federation, 3, Bekhterev str., Saint-Petersburg, 192019; 6-8, L.Tolstoy str., Saint-Petersburg, 197022.

Natalia B. Lutova

V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

Email: lutova@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-9481-7411
SPIN-code: 1890-9182
Scopus Author ID: 6506495244
ResearcherId: AAN-6629-2020

Ph.D., Dr.Med.Sc., chief researcher, head of The Integrative Pharmaco-psychotherapy of Patients with Mental Disorders Department, V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

Russian Federation, 192019, Russia, Saint-Petersburg, Bekhterev str., 3.

Viktor D. Wied

V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

Email: wied@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-7334-2165
Scopus Author ID: 6603072792
ResearcherId: AAB-2930-2021

Ph.D., Dr.Med.Sc., professor, chief researcher, The Integrative Pharmaco-psychotherapy of Patients with Mental Disorders Department, V.M. Bekhterev National Medical Research Center for Psychiatry and Neurology

192019, Russia, Saint-Petersburg. Bekhterev str., 3.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.

Statistics

Views

Abstract: 59

PDF (English): 1

Article Metrics

Metrics Loading ...

Dimensions

PlumX


Copyright (c) Sorokin M.Y., Neznanov N.G., Lutova N.B., Wied V.D.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies